Умер гитарист Jon Oliva’s Pain Matthew LaPorte

Группа JON OLIVA’S PAIN, фронтменом которой является лидер SAVATAGE Джон Олива, опубликовала следующее сообщение:

“С печалью и болью в сердце мы заявляем о смерти нашего дорогого друга, коллеги по группе, гитариста и брата Мэтью ЛаПорта (Matthew LaPorte).

Мэтт скончался у себя дома в начале седьмого вечера в среду (20 апреля). В настоящий момент информация о причинах его смерти отсутствует.

Мэтт был великолепным гитаристом на всех уровнях. Он понимал этот инструмент лучше, чем кто-либо еще. Он обладал невероятными знаниями о музыке в целом. Его вклад в JON OLIVA’S PAIN и во все другие группы, где он когда-либо играл, безмерен. Он один представляя собой гитарную армию, и его сольные партии на всех альбомах JON OLIVA’S PAIN всегда будут вызывать у нас мурашки по коже. Закончилась почти 20-летняя история дружбы с одним из по-настоящему великих музыкантов, и мы этим глубоко опечалены.

Мэтт был поклонником всех видов музыки и инструментов. Однажды он даже взялся учиться играть на молоточковом дульцимере – одном из самых сложных инструментов. Он всегда стремился расширить свои музыкальны горизонты. Он восхищался великими музыкантами как прошлого, так и настоящего. Он никогда не ставил свой талант выше других и часто говори о новой музыке и артистах, которых он открыл для себя.

Без сомнения, музыкантом, оказавшим на него наибольшее влияние, был Крисс Олива (Criss Oliva), и все, кто видел, как он играет песни SAVATAGE, знал, что в Мэтте воплотились таланты Крисса. Внимание Мэтта к деталям и его постоянное стремление сыграть все идеально не сравнится ни с кем. На репетициях мы с ним сидели часами, добиваясь того, чтобы гитарный аккорд игрался именно так, как он записан. Иногда это разочаровывало, но в конечном итоге, игра стоила свеч. Он был самым профессиональным из всех профессионалов во всем, что касалось гитары, и утрата такого таланта будет чувствоваться всегда.

Мэтт обладал ранимой душой и любой ценой стремился избегать конфликтов. Он со всеми ладил и всех встречал улыбкой на лице. Когда он чувствовал обожание фэнов по всему миру – а таких было немало – он робел и даже смущался. Он очень ценил любовь и уважение поклонников музыки, но относился к этому спокойно, от этого он лишь работал еще упорнее. У него было искрометное и порой саркастическое чувство юмора, и в этом отношении он был уникален. Очень прикольный мужик.

Нам тебя ужасно не хватает, Мэтт, и мы будем отдавать должное твоей музыке и твоей жизни каждый день. Та великая группа на небесах стала намного лучше, а ты сейчас в самом спокойном месте, на которое ты мог надеяться.

До встречи…”

Мэтью ЛаПорту было 40 лет.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *