Снуп Лайон: «Я сделал друзьями людей, которые хотели меня убить»

06/11/2012 0 Автор admin

Снуп Лайон не хочет, чтобы пепел попал на кожаную обивку его нового Dodge Magnum. Поэтому перед тем, как зажечь сигариллу марки Swisher Sweets, из которой он вынул фабричное содержимое, заменив калифорнийским зельем, он ставит на подлокотник пепельницу, украшенную зловеще ухмыляющейся мультяшной лягушкой. В Лос-Анджелесе сейчас середина дня, и ветеран хип-хопа из Лонг-Бич сидит в машине на парковке ресторана недалеко от бульвара Санта-Моника, откинув сиденье далеко назад. Он включает аудиосистему фирмы Alpine, чтобы накуриться, слушая свой рэп про то, как он накуривается. «Это новая хрень, которую мы записали с Уизом Халифой», — говорит Снуп, прибавляя громкость. Его рифмы — как обычно, вкрадчивые и гипнотически успокаивающие, — заполняют машину.

Снуп с недавних пор раста — или, как он скромно это формулирует, «становится им». В прошлом году он на три недели уехал на Ямайку, полный желания побольше узнать о земле и культуре, которая давно его интриговала, посетить район Тренчтаун — пенаты Боба Марли, и записать музыку на маститых студиях вроде Tuff Gong. «Снуп ездил по стране в сопровождении полицейских и команды охранников, но взял за привычку регулярно «общаться с обычными людьми, — говорит продюсер Дипло, работавший со Снупом на Ямайке. — Он выглядел так, словно все вокруг для него по-настоящему важно».

В конце поездки рэпера пригласили на обряд очищения в храм ньябинги, в котором сухие ветки были свалены в кучу и сожжены — «нечто вроде церемонии крещения», как говорит Снуп, воспитанный христианином. «Смысл в том, чтобы сжечь все твои грехи, весь негатив, — объясняет он. — Это была самая душевная часть поездки. Мы ходили вокруг костра, распевали, трясли погремушками. Воодушевление было невероятное. Я подумал: «Вот такое вероисповедание мне по душе». Жрец посвятил Снупа в раста и дал ему новое имя — Берхан, что на амхарском языке означает «свет» (Снуп также поменял слово «Dogg» в своем сценическом имени на более возвышенное — «Lion»).

Однако, от некоторых аспектов «Вавилона» — растаманского понятия, означающего гнетущую атмосферу и упадок западной культуры, — отречься сложнее, чем от других. Взять, к примеру, диету Снупа. Многие раста придерживаются преимущественно вегетарианского режима питания, известного как «итал», но Снуп так далеко зайти не может. «Мы с поросенком Порки живем в согласии, — заявляет он. — Ты пойми, меня кормили мясом с младенчества. По-моему, я месяцев с шести ем эту хрень. Моя мама говорит, что ниггер рано научился жевать — быстро отбросил бутылочку и сказал: «Ну-ка дайте мне мясца!»».

Двумя часами ранее Снуп приезжает на обед в обожаемый барбекю-ресторан в Западном Голливуде. Здесь уже готов отдельный кабинет с серьезным набором блюд: острые сосиски, ребрышки, жареные креветки, картошка фри, жареная зубатка, кукурузные шарики и свиная грудинка. Входит Снуп, одетый в мешковатую черную кожаную куртку поверх ярко-красного спортивного костюма и широкий белый шарф с каймой растафарианских цветов: красного, зеленого и желтого. Его дреды свисают до подбородка, на лбу — небольшая прядь седых волос (рэперу сорок один). Снаружи жарко, но на Снупе черные кожаные перчатки Isotoner. «Удобно душить: никаких улик, никаких отпечатков», — со смехом говорит он, снимая их. Догг запускает пальцы в дреды и разглядывает еду. «Я курнул, так что меня тянет на жрачку», — произносит он. Снуп пробует креветки, ест ребрышки. «Я только что позавтракал, — замечает он. — Миндальными орешками, беконом, яйцами, тостом и печеньем в форме зверушек. Блин! Когда я ем здоровую пищу, я становлюсь вялым. А крутые чуваки начинают свой день вот так».

Парни вокруг начинают смеяться. Снуп — прирожденный артист, и сейчас он в образе. «В церкви я играл в постановках — я был Бенджамином Бенникером, или, как там зовут этого ниггера с афро? Фредериком Дугласом! — говорит он. — Нам надо было изображать этих персонажей. Так я с детства тренировал свою общительность».

Чтобы оставаться при делах так долго (Снуп дебютировал в 92-м), надо уметь сочетать постоянство бренда с вносящими разнообразие просчитанными сюрпризами. Последним сюрпризом стала новость о том, что на новом альбоме почти не будет рэпа — Снуп всерьез решил запеть. Голос его всегда обладал богатой звучностью, отполированной в церковном хоре, где Снуп пел в детстве. «Я зашел в студию и начал со всей дури петь, брать высокие ноты, низкие ноты», — вспоминает рэпер первый день записи на Ямайке. «Он был готов записать любую хрень, — кивает Дипло, — если она будет без нецензурной