Paul Banks: «Я лучше буду странным, чем популярным»

04/07/2012 0 Автор admin

17 февраля в Москве выступит фронтмен группы Interpol Пол Бэнкс, причем не в качестве своего альтер-эго Джулиана Пленти, а под настоящим именем и с программой своего сольного альбома «Banks». RS вспоминает поездку в Англию в гости к Interpol в 2011 году, когда музыканты готовились к первым в их истории российским гастролям. Нам удалось поговорить о новом звучании трио, трех аншлаговых шоу в Брикстонской академии и о том, как надо просвещать требовательных поклонников-ретроградов.

«Хотите, чтобы мы снимались на улице? Да вы что?! Там же холодно!», — возмущается вокалист Interpol Пол Бэнкс в ответ на предложение попозировать на крыше строгой лондонской гостиницы My Hotel Bloomsbury в районе Тонненхем Корт-Роуд. Для съемок музыкантов группы Interpol забукирован номер на последнем этаже отеля. В прайс-листе он числится «пентхаусом», но на самом деле это по-лондонски компактное двухкомнатное помещение с низким потолком, маленькими окнами и коллекцией чайных пакетиков на подоконнике мини-кухни ничем не оправдывает громкого названия — за исключением того, что здесь есть отдельный выход на крышу. Фотограф уже подыскал пару ракурсов с видом на серое сумеречное небо и дымящиеся трубы соседних зданий, однако Бэнкс и прибывший вместе с ним барабанщик группы Сэм Фогарино, кажущийся на фоне своего фронтмена чуть ли не иконой стиля, всем видом показывают, что торг в данном случае абсолютно бесполезен.

Мы возвращаемся в комнату, чтобы распаковать осветительное оборудование и придумать новый кадр, а музыканты тем временем топчутся на месте, ожидая запаздывающего гитариста Дэниэла Кесслера. «Перекурим?», — предлагает Бэнкс товарищу. Курение в номерах отеля запрещено, поэтому музыканты поднимают воротники пиджаков и, к возмущению Вишарта, отправляются на крышу. «Никогда такого не видел: сниматься им холодно, а курить, значит, пожалуйста! Ну что за люди?» – будет сокрушаться за пивом фотограф часом позже, когда музыканты, закончив с интервью, уже отправятся на репетицию.

Сегодня вечером Interpol предстоит третий по счету выход на сцену Brixton Academy. Бывший ардекошный кинотеатр, построенный в 1920-х годах и до сих пор сохранивший декорации в виде увитого искусственным плющом портика и статуй на подступах к туалетам, считается одной из главных концертных площадок Лондона. Два предыдуших дня — 6 и 7 декабря — над кассами клуба вывешивали табличку sold out, а спекулянты выкрикивали «Interpol tickets!» уже на выходе из метро. Зал вместимостью пять тысяч зрителей был набит битком. Правда, фанаты группы — блеклые, как на подбор, молодые люди, одетые в стиле «последний день распродажи в Top Shop», — вели себя не слишком активно.

Несмотря на формальный ажиотаж, вследствие которого в концертное расписание группы даже пришлось добавить третью дату, хорового пения своих хитов музыканты так и не дождались. «Ну, публика бывает разной, — рассуждает Фогарино, поеживаясь на ветру. — Скажем, когда мы исполняем «Evil» (в этом туре она обычно идет на бис, — прим. RS), то иной раз зал подхватывает ее с первых аккордов, а иногда люди стоят как вкопанные. Но я бы не сказал, что лондонские фанаты такие уж вялые — я видел, что они поют. Кстати, вчера они вели себя поактивней, чем в понедельник. Тут заранее никогда не угадаешь: можно рассуждать — кто купил билеты раньше, кто позже, и делать какие-то выводы, но как показывает практика, это бесполезно».

В реальности активность на концерте проявляли только первые несколько рядов — они как раз находились в поле зрения артистов. Но для Interpol и это уже неплохо: мракобесные тексты, повествующие о непростом внутреннем мире вокалиста группы, вообще плохо подходят для того, чтобы орать их во всю глотку.

За те три минуты, пока музыканты дымят сигаретами, мы успеваем поболтать о том, как они расслабляются между концертами. Бэнкc, как оказывается, занимается живописью, повсюду возит с собой холст и краски. «Да, он отлично рисует», — кивает Фогарино, один из немногих, кто посвящен в этот вопрос. «Если я и устрою когда-нибудь выставку, то только ради денег, — заявляет Бэнкс. — Музыкой сегодня не заработаешь, а за искусство люди выкладывают совершенно безумные суммы». Фогарино, поразмыслив, сообщает, что лучший отдых — это музыка и массаж. Почти здоровый образ жизни. «Ну да, не считая курения», — соглашается ударник.

При этом с виду участники группы здоровьем не блещут. Для поклонников Interpol встреча лицом к лицу с вокалистом любимого коллектива может обернуться серьезной психологической травмой. Мало того, что голос, которым Бэнкс разговаривает в реал