Обладатели 22-ух премий GRAMMY CHICK COREA и GARY BURTON в ММДМ

«Представлять публике этих музыкантов, всё равно, что представлять апостолов самого Господа Бога. С одной стороны – занятие крайне неблагодарное, с другой – великая честь. В эфире Чик Кориа и Гэри Бёртон, дамы и господа» – Уиллис Коновер, музыкальный критик, продюсер, радиоведущий

Обращаться к нему запросто – учитель, уже давно признак хорошего тона. Виброфонист Гэри Бёртон – вице-президент знаменитого Колледжа Музыки Беркли, успешный педагог и действующий артист мирового масштаба. Звезда. Легенда. Кумир!

К пианисту Чику Кориа – запросто может обращаться разве что сам Гэри Бёртон, и ещё несколько десятков человек из мировой джазовой элиты. Другие просто пасуют перед величиной столь крупной личности, хотя, как говорит сам Кориа, совершенно напрасно. Хотя он тоже – звезда, легенда и кумир уже нескольких поколений!

В этом году дуэт Чик Кориа и Гэри Бёртон отмечают сразу Два юбилея. Во-первых – 70 летний юбилей самого Чика Кориа, к которому и приурочен мировой тур. Во-вторых – 40 лет назад они с Бёртоном впервые вместе вышли на одну сцену. И тогда, в 1971-м году, в зале на несколько часов воцарился благоговейный свинг. Музыканты от Бога! Ни больше, ни меньше. С тех пор каждое их совместное выступление становилось таким же грандиозным событием, как, в своё время, союз трёх легендарных оперных теноров. То есть: не часто, но в самое яблочко.

Чик Кория и Гэри Бёртон – две яркие личности, которые в джазе идут по собственным музыкальным векторам. Каждое из этих направлений заслуживает отдельного романа. Но когда интересы музыкантов пересекаются – об этом сразу говорят, как о событии невероятной культурной значимости. Причина – колоссальный талант обоих музыкантов. Это во-первых. Во-вторых – каждого их них можно причислить к той группе людей, которые двигают музыкальный прогресс. Что Кориа, что Бёртон, даже в своём уже зрелом возрасте, увлечённые и энергичные новаторы. Каждый раз они предлагают слушателю свой собственный, оригинальный взгляд на искусство джаза. Его можно лишь повторить или бледно скопировать. Создать свой собственный, узнаваемый с первых нот голос – доступно лишь избранным.

Свою исключительность Бёртон и Кориа проявили ещё в молодости. Оба изучали музыку с детства и к 20-ти годам были уже серьёзными профессионалами. Бёртон стал заметен в квартете Стена Гетца. Журнал «Даун Бит» назвал его тогда лучшим исполнителем, а вскоре и лучшим музыкантом 1966 года. В 1968 году блеснул и Кориа, став одним из лучших пианистов в составе Майлса Дэвиса. Так начались их потрясающие карьеры, которые вскоре переплелись на первом совместном выступлении 71-го года.

У ног Бёртона и Кориа уже побывали все возможные фестивали, и все великие концертные площадки. Сегодня, в очередь к ним стоят самые значительные ангажементы. Но деньги для этих грандов не главное. С музыкой – только по любви. И тогда в творчестве не будет никаких ограничений. Например, Бёртон, в свободное от свинга время, обожает аргентинское танго. Говорят, в Буэнос-Айресе его считают едва ли не лучшим исполнителем этой страстной музыки. Совместные опыты с таким корифеем как Астор Пьяццолла, доказывают это со всей очевидностью. Кориа, в свою очередь, души не чает в классической музыке. Один из примеров – совместные выступления с Лондонским Симфоническим оркестром. Бетховен, Моцарт (порой и в джазовой обработке) – частые гости его творческой мастерской. И, конечно же, испанские ритмы, ставшие в исполнении пианиста уже классическими, достаточно вспомнить пьесу «Spain». Самые одарённые поклонники могут даже повторить её ритмический рисунок. Кстати, в СССР эти ритмы несколько раз звучали на бис ещё в начале 80-х. Американский посол устраивал тогда серию концертов, с целью представить советской публике лучше образцы заокеанской культуры. За джаз тогда отвечал именно Чик Кориа.

Бёртон – тоже в России не новичок. Его дебютный визит в нашу страну состоялся ещё тогда, когда с иностранцами было категорически запрещено знакомиться на улицах. В СССР – Бёртон чувствовал себя неуютно. Зато сегодня – отзывается о России только в превосходной степени. «Публика стала раскованней и подвижней», говорит музыкант. И действительно, сегодня каждую мелодию в исполнении виброфониста встречают на ура!

Свой успех и Кориа, и Бёртон связывают исключительно с доскональным пониманием искусства джазовой импровизации. Мастерство, которое позволяет свободно ориентироваться во всех музыкальных стилях. С кем бы они ни играли, от Бобби Макферрина и Фредди Хабба

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *