Нил Даймонд рассказал о новой песне, посвящённой жертвам теракта в Бостоне

Нил Даймонд рассказал в интервью Rolling Stone о том, что он работает над новым материалом, который он собирается выпустить в этом году. Как и многие другие, Даймонд был шокирован трагическими событиями, произошедшими во время Бостонского марафона в апреле; он стал одной их ключевых фигур, помогающих городу в восстановлении — Нил исполнил свою известную песню «Sweet Caroline» в Фенуэй Парке. Это происшествие также вдохновило его на написание новой энергичной песни «Freedom Song (They’ll Never Take Us Down)», которую он впервые показал журналу Rolling Stone на прошлой неделе. Впервые лауреат Зала Славы рок-н-ролла исполнит новую композицию 4 июля в Вашингтоне на бейсбольной игре «Вашингтон Нэшионалс». Даймонд говорил в интервью Rolling Stone о Бостоне, новом альбоме и мечтах о бейсболе.

Поздравляю с новой песней.

Мне было действительно тяжело ее писать, но я все-таки сделал это.

Почему тяжело? Кажется, будто наоборот, она была написана с легкостью.

Она была написана после выступления в Бостоне после впечатлений, которые я там испытал, общаясь с очевидцами произошедшего. Случившееся как будто открыло мне глаза на все, что происходит вокруг, я был очень этим тронут. Я понимал, что это меня заденет, но я не думал, что так сильно. Но такая песня, в любом случае, должна быть вдохновлена чем-то таким же серьезным, ее нужно прочувствовать и пропустить через себя. И когда я проникнулся всем этим — что происходит всегда, когда я пишу песни, но в этот раз намного сильнее, — мне хотелось рассказать о свободе, о том, как эту свободу завоевывали наши предки, отбив право жить на этой земле, и просто сказать «спасибо» всем тем людям, которые сражаются за эту свободу. В этом был весь смысл песни. Я хотел, чтобы она звучала живо, чтобы она могла передать те чувства, которые я испытал в Бостоне.

Когда мы говорили об этой песне в Зале Славы рок-н-ролла, вы сказали, что хотите записать песню не только в честь Бостона, но которая описывала бы всех жертв недавних трагедий.

Эта песня предназначена для всех жителей нашей страны, как бы обращаясь к ним от чистого сердца: мы не сломлены, и вместе мы можем пройти через трудные времена. Трудности ставят под угрозу нашу свободу, которую мы всегда должны отстаивать и защищать. Так что, вся песня — о поддержании духа, о любви к нашей стране и о том, что мы должны сделать, чтобы защищать ее.

Вы впервые исполните ее в Вашингтоне 4 июля на игре Вашингтон «Нэшионалс» и «Милуоки Брюэрс». Для вас это будет большим событием, если взять во внимание тот факт, что вы являетесь большим фанатом бейсбола.

Вряд ли это будет уж очень трогательно, это просто правильное место для того, чтобы представить эту песню и ее посыл. Бейсбол — наша национальная игра, она объединяет нас; а я хочу быть частью всего, что может объединить народ, — так что, конечно, я надеюсь не только проявить свои эмоции, но и хочу вызвать эмоции у тех, кто там соберется. В это весь смысл: ведь песня была написана не для того, чтобы передать мои собственные чувства по отношению к стране. Она написана, чтобы объяснить всем, кто ее слышит, что свобода — это то, что нас объединяет, и наш общий дух — это то, что позволит нам пройти через тяжелые времена. Это работает вот уже больше двухсот лет, и будет продолжать работать и дальше. Эта страна предлагает то, что, возможно, больше ни одна страна в мире предложить не может. Уинстон Черчилль сказал: «Демократия — это наихудшая форма правления, за исключением всех остальных». И так и есть, нет какой-то идеальной формы правления. Но я хочу вложить те чувства, которые витали вокруг, когда я исполнял «Sweet Caroline» перед толпой в Бостоне, в свою новую песню, и тогда я уже узнаю, получилось это у меня или нет, когда я исполню новую композицию «вживую».

Эта песня вдохновила вас на написание других подобных композиций? И если да, следует ли нам ожидать их?

Весь прошлый год я пишу песни для нового альбома, и эта композиция несколько выбивается из всех остальных. У нее совсем другая цель, и она заставила меня посмотреть с другой стороны на все, что я сочинил, немного оглядеться вокруг и даже пересмотреть взгляды на жизнь. Я вплотную займусь написанием нового материала в следующие две недели. Это то, что я делаю: я пишу песни и хочу донести их смысл до слушателей, для чего мне, к сожалению, приходится прибегать к телевидению, радио и масс-медиа. Надеюсь, так и получится с композицией «Freedom Song», я очень взволнован по поводу ее представления миру. Со мной работало много людей, к которым я обращался, потому что мы хотели собрать деньги, а не только обратить внимание людей на произошедшее. Нам оказали помощь большие американские корпорации. Звукозаписывающая студия Columbia Records сразу предложила свою поддержку, когда узнала, что я пишу песню; потом помогла бейсбольная лига Major League Baseball — мне позвонил Бад Селиг (комиссар Главной бейсбольной лиги — прим. RS), я спросил у него, хочет ли он помочь мне в написании песни и альбома, и он согласился. Позже подключились iTunes и Amazon, которые заявили, что отдадут всю прибыль от продажи моего материала. То есть, это значит, что 100 % всех средств, заработанных на этом треке, пойдут на важное и стоящее дело, и я очень доволен этим, потому что это показывает, как люди могут объединиться в решении серьезной проблемы. Все продвигается хорошо, и я хочу, чтобы песня оказала большое влияние на людей. Для меня это самое большее, что может делать музыка. Если она сможет поднять общий дух, на что я очень надеюсь, — значит, я добился, чего хотел.

Вы, как фанат команды «Бруклин Доджерс», могли когда-нибудь представить, что однажды вам позвонит комиссар Главной бейсбольной лиги?

Нет, никогда. Я даже никогда и не мечтал о таком. Я просто надеялся на то, что «Доджерс» победят «Янкис» — на этом мои бейсбольные мечты заканчивались. Но бейсбол всегда играл немалую роль в моей жизни, и для меня звонок от комиссара — это огромная честь. Он спросил, что бы он мог сделать для меня, — и это то, что было мне нужно. Я сказал, что ничего особенного, разве что несколько билетов для моей семьи. Но он настаивал, и связался с моим менеджментом, поинтересовался: «Это мы сделаем; но что еще?». Моя жена (Кэти Макнил Даймонд — прим. RS) сказала: «Нил не просил ничего, — и я правда не просил, — но если бы вы могли прислать бейсбольный мяч, подписанный участниками команды, это будет лучшим событием всего года для Нила». Он ответил: «Хорошо». Это было потрясающе. Конечно, это не предел моих мечтаний о бейсболе, потому что я еще хочу, чтобы «Бруклин Доджерс» сыграли в Бруклине еще одну игру, прежде чем я умру. Я спрошу комиссара, когда увижусь с ним, возможно ли это вообще. И если да, то, я готов поспорить, он позволит команде приехать и сыграть в Бруклине. А для человека из Бруклина, который вырос около мясной лавки, это самая большая мечта. Но опять же: все дело в осуществлении своей мечты, принимая активное участие в том, что происходит вокруг тебя. Так что я очень надеюсь, что «Freedom Song» тронет людей так, как должна, прежде чем я снова начну писать материал, и не покажусь публично, пока работа над альбомом не будет завершена.

Как продвигается работа над альбомом?

Отлично. Я сейчас пишу песни, которые, как я думал, я никогда не напишу, или которые я правда не мог написать раньше. Но все отлично. Я хочу быстрей дописать их и начать записывать. Тема всего альбома — надежда, некий душевный подъем, и я могу только надеяться, что это приведет меня туда, куда я хочу, потому что не я управляю процессом, но он управляет мной. И, я думаю, получится очень вдохновляющая и положительная пластинка.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *