Лидер Interpol Пол Бэнкс рассказал о своём сольном альбоме «Banks»

26/06/2012 0 Автор admin

В феврале 2013 года в Москву с первым сольным выступлением приедет лидер знаменитой американской группы Interpol Пол Бэнкс. Interpol стала одним из главных коллективов возрождения пост-панка 2000-х. Ее первый альбом «Turn on the Bright Lights», выпущенный в 2002 году, вошел в список 100 лучших альбомов «нулевых», составленный журналом Rolling Stone. Впрочем, разумеется, важнее то место, которое он занял в сердцах поклонников мрачной, меланхоличной и при этом страстной и полной эротизма музыки. Фронтмен Interpol Пол Бэнкс, в 2012 году выпустивший сольный альбом «Banks», поговорил с «Лентой.ру» о том, как он пишет свои песни и какими они будут дальше.

«Лента.ру»: Свою первую сольную пластинку «Julian Plenti is… Skyscraper» ты выпустил под псевдонимом и говорил потом, что Джулиан Пленти – это твое альтер-эго, персонаж, который появился еще во времена твоей юности. Второй альбом ты выпустил под своим именем. Означает ли это, что альбом «Banks» – более зрелая работа и твое личное музыкальное высказывание?

Пол Бэнкс: Дело не в этом. Я действительно создал этого персонажа в те времена, когда учился в колледже — задолго до того, как я принялся за запись альбома «Julian Plenti is… Skyscraper». Вообще, я даже хотел под этим именем выступать в Interpol, но потом передумал. Так вот, когда мы начали играть в группе, я был так занят, что у меня не доходили руки записать песни, которые я сочинил, будучи студентом. Лет через восемь я понял, что мне попросту необходимо выпустить сольный альбом с моими старыми песнями. А так как они были созданы человеком, который хотел называть себя Джулианом Пленти, под этим именем я и выпустил пластинку. Это был эксперимент. Я хотел записаться так, как будто я никогда не был участником Interpol — просто певец, появившийся из ниоткуда. Странное решение, я знаю, но я сам хотел услышать, каким я был несколько лет назад.

Тогда я записал все песни, которые хотел подписать Джулианом Пленти. Сейчас же я пишу новую музыку, и второй сольный альбом не имеет к старому альтер-эго никакого отношения. Это мои первые песни, записанные Полом Бэнксом, фронтменом Interpol, в качестве сольного артиста.

В интервью ты говорил, что работа в группе похожа на брачный союз. Как работается в качестве сольного исполнителя? На что это похоже?

И брак, и игра в коллективе — все это действительно имеет одну общую черту: искусство выбирать правильных людей, то есть таких, с которыми тебе хорошо. Любой артист всегда очень разборчив — он должен быть уверен, что те, с кем он вместе работает, понимают смысл слова «качество» так же, как он сам. Когда так и происходит, ты получаешь удивительное, ни с чем не сравнимое удовлетворение. Результат получается лучше, чем тот, которого ты мог добиться в одиночку, а сам процесс — интереснее.

Когда ты один, у тебя есть собственные идеи, свое видение того, какой должна быть та или иная песня, куда свернуть. Сольная работа похожа на езду на велосипеде в горах, когда ты можешь проехать куда хочешь. Или это как выйти из машины и пойти пешком. Мне кажется, время от времени работать сольно хочет любой музыкант из любой группы — это естественное желание.

Но ведь ты все-таки привык работать в коллективе. Работая сольно, ты оказался единственным человеком, который знает, чего он хочет от альбома. Это не создает сложностей?

Я бы не сказал. Писать музыку для меня несложно, это всегда доставляет мне радость. Немного сложнее в этом отношении не столько творческий процесс в целом, сколько технические вопросы при записи. К тому же ты берешь на себя ответственность и за других людей, которых тебе, кстати, еще и предстоит набрать. И еще чуть больше работы приходится делать самому.

Как тебе кажется, слушатели музыки Пола Бэнкса и слушатели Interpol — это одни и те же люди?

Я думаю, что мне досталась часть аудитории Interpol, но смею надеяться, что собственных слушателей я тоже зарабатываю. Может быть, из числа тех, кто не слушал Interpol сам, но слышал обо мне от друзей или узнал из прессы. А может быть даже, те, кому не нравилось творчество группы, услышав меня, полюбили артиста по имени Пол Бэнкс.

Кто же эти люди?

Я сам хотел бы узнать ответ на этот вопрос. Хочется верить, что не только те, кто думает, что мои песни звучат так же, как у Interpol, только без других членов группы. Потому что это не так. У Дэниэла Кесслера (гитариста, основателя и композитора Interpol — прим. «Ленты.ру»), к примеру, свой собственный стиль, который я очень ценю, но его влияния нет на моей пластинке.

Как ребята из Interpol относятся к твоему творчеству? Что говорят?

Ну, они всегда знали, что я занимаюсь сольным творчеством.
Так что они точно никогда не были против. Что же до оценки — точно даже не могу сказать, но думаю, что мое сольное творчество им вполне по душе.

Недавно в Сети появился твой хип-хоп микстейп «Everybody On My Dick Like They Supposed To Be» («Всех кручу на …, как и предполагалось»). Если ты увлечен хип-хопом, почему ты все еще продолжаешь играть гитарную музыку?

Отличный вопрос. Начну с того, что название этого микстейпа — цитата из интервью хип-хоп-артиста Рика Росса. Он ей отвечает на вопросы корреспондентов типа «Каково вам чувствовать себя номером первым?» Когда я услышал эту фразу, я пришел в такой восторг, что решил обязательно ее использовать. Это же потрясающе!

Почему я люблю хип-хоп? В детстве я почти не слушал гитарный рок, а рэп, наоборот, слушал много. Рок был все же музыкой моих родителей, и с ним я познакомился лет в 14. И потом, когда я научился играть на музыкальных инструментах, в популярной музыке начал превыше всего ценить мелодическую составляющую. Я очень люблю сам придумывать именно мелодии.

В Interpol я стал вокалистом не потому, что я умею петь, а потому, что у меня были стихи. Но при этом работать с музыкальной текстурой, с гармониями мне очень интересно. В хип-хопе же нет мелодии в партии для голоса, почти нет мелодии в инструментальных партиях — зато там много навороченных продюсерских трюков, сложной техники и мощного ритма.
Так что я бы занялся хип-хопом, но мне больше нравится писать мелодии — и в этой связи рок-музыка мне подходит больше. Но и хип-хоп я люблю всем сердцем — поэтому, собственно, этот микстейп и появился.

В конечном итоге я даже не могу сказать, что между этими жанрами в моем сознании существует противоречие. Особенно если говорить применительно к той музыке, которую я буду писать в дальнейшем. Хип-хоп и мелодическая музыка будут сливаться в одно.

То есть надо ждать от тебя новых релизов подобного рода?

Да! Только сразу скажу, начитывать рэп я не буду, потому что не умею, а продюсировать треки — с удовольствием!

Как идет работа над фильмом «Mine to Kill» с твоим участием?

Да в общем, пока никак. Это проект моего друга по колледжу Джеймса Кэнди. Он однажды пришел ко мне, показал сценарий и сказал, что очень хочет видеть меня в главной роли. Я прочитал сценарий и согласился.

У меня никогда не было желания стать актером, это было что-то не вполне про меня, но Кэнди — один из тех людей, которым я полностью доверяю в подобных вопросах, поэтому я и принял предложение.

Правда, хотя весь фильм он расписал, мы сняли всего лишь пару сцен — для того чтобы выбить денег под производство. Так что сейчас есть только сценарий, режиссер, я и пара сцен. Если нам удастся добыть средства, мы продолжим снимать, нет — ну что ж. Вообще, конечно, мне очень хочется сняться в этом фильме, в последнее время я ловлю себя на том, что меня тянет заниматься какими-то вещами, о которых я и помыслить не мог еще лет пять назад.

По замыслу это картина о преуспевающем парне, живущем в собственном мирке, из которого его вырывают в реальность. Достаточно буйный такой фильм должен получиться, интенсивный, я бы сказал.

Хоть ты и англичанин, ты говоришь, что ощущаешь себя американцем. Скоро матч за Суперкубок по американскому футболу. За кого будешь болеть в Супербоуле, за Балтимор или Сан-Франциско?

Ох, спасибо, что сказал хоть, кто играть будет, я не знал. Нет, я не интересуюсь футболом. Ребята вот собираются смотреть, очень возбуждены. Про их предпочтения я тоже ничего не знаю, но меня они звали смотреть трансляцию. Я сказал им, что не имею представления об игроках и вообще об игре и мне, в общем, пофигу. Вот только про интригу матча в курсе — вроде бы там два брата тренируют обе команды. Ну окей (смеется). Не знаю даже, как мне к этому относиться.