Интервью со Скин

Английские рокеры Skunk Anansie выступят 18 апреля в «Arena Moscow», а 19 апреля – в питерском «А2». Группа начала выступать в 1994 году, а в 2001 объявила о распаде, чтобы заново собраться в 2009. С тех пор команда выпустила два студийных альбома, в том числе недавнюю пластинку «Black Traffic». Мы пообщались с фронтвумен команды Деборой Дайер, известной миру по имени Скин, часто работающей диджеем и не скрывающей свою нетрадиционную ориентацию.
Как проходит твой сегодняшний день?

Сегодня все хорошо: весь день сижу в своем номере и даю интервью. А вечером уже концерт — ровно половина тура осталась позади.

Начнем с самого начала: откуда у тебя такое сценическое имя?

Это даже не сценическое имя, а скорее прозвище. Это сокращение от слова «skinny», потому что я всегда была очень худой.
Ты довольна отзывами критиков о новой пластинке Skunk Anansie?

Да, я вообще считаю, что нужно слушать то, что говорят о твоем творчестве. Нам повезло: пластинку очень тепло встретили. Мы-то волновались: не переборщили ли, но в итоге слушателям понравилось. Они даже тексты уже выучили!

Музыкальная индустрия сильно изменилась за то время, что у группы был перерыв. Какие перемены волнуют тебя больше всего?

Мне грустно, что все так сильно изменилось. Но в то же время я вижу позитивные стороны, даже если люди перестали покупать записи, а лейблы перестали спонсировать живые выступления. Ведь теперь вся власть — в руках слушателей.
Ты — хороший пример эдакой независимой и целеустремленной женщины, работающей в тяжелом мире музыкального бизнеса. Считаешь ли ты себя ролевой моделью для начинающих?

Не особо. Ведь главная задача ролевых моделей — разочаровывать людей (смеется). Рок-артисты скорее вдохновляют, но ролевые модели из них никудышные. Ведь рок построен на обнажении своих личных проблем, которые могут быть у каждого человека. И когда ты начинаешь изображать из себя модель для подражания, то чаще всего люди разочаровываются, даже если ты — Тайгер Вудс. Я написала об этом песню на последнем альбоме: «I Hope You Get To Meet Your Hero».

Ты никогда не скрывала свою ориентацию. Тебе не кажется, что теперь этот вопрос, когда-то считавшийся в роке почти табу, стал обсуждаться чаще?

Нет, на мой взгляд, легче не стало. Поэтому каждый раз, когда кто-то решается публично заговорить о своей ориентации, я выражаю этому человеку уважение: он по-настоящему храбр! Иногда может создаться впечатление, что все изменилось, но множество людей до сих пор безумно гомофобны. Например, слова последнего Папы по поводу гомосексуализма были просто отвратительны. Но в то же время, счастье приходит тогда, когда ты живешь честно. Так ты становишься не только счастливее, но и сильнее.
Как-то ты сказала, что частенько предаешься гедонизму. Назови свой самый гедонистический поступок.

Ни за что! (смеется)

В свободное время ты работаешь диджеем. Любишь вечеринки?

Мне нравится именно работа диджея. Проводить пьяную ночь на танцполе мне уже не так приятно. А вот играть громкую хаус-музыку — это самое то! Я больше не безумная тусовщица, какой была раньше. Похоже, я выросла.
Ты играешь только хаус?

Люблю техно, особенно минимал-техно, еще хаус и тех-хаус. Иногда есть настроение поиграть электро-хаус.
То есть никакого рока?

Нет.
Кого бы ты отметила из современных молодых артистов?

Очень люблю Grizzly Bear и команду из Лос-Анджелеса Dead Sarah. И еще HAIM.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *