Интервью с группой On-The-Go

21/08/2013 0 Автор admin

Тольяттинские инди-рокеры On-The-Go выпускают макси-сингл «One Spark» на подмосковном лейбле Xuman Records. Лидер группы Юрий Макарычев ответил на вопросы RS о гопниках, ВАЗе и пьяных серенадах участников Hurts

Чем вы вдохновлялись, когда писали песни с нового релиза?

Мы просто находили правильное настроение.

Это слишком общо. Что вы принимали внутрь?

(Смеется.) Мы не сильно экспериментируем – это скорее на трезвую голову все сочинялось. Но и ангелами нас тоже не назовешь. Вообще, если я правильно понимаю вопрос, – то в принципе мы за легализацию.

Все разрешить или только легкие препараты?

Ну, совсем-то анархия никому не нужна!

Почему на обложке вашего первого альбома кулак разбивает лицо? Это навеяно промзонами Тольятти?

Не совсем. Это скорее некая иллюстрация на тему того, как непросто делать то, что тебе нравится в музыке. В российской действительности в целом.

Приходилось огребать?

В прямом смысле – нет. Но сам посуди: парень из провинциального города, с богатыми родителями не повезло. Чтобы элементарно записать пять песен, которые ты с друзьями полгода сочинял в гараже, тебе нужно еще полгода работать и откладывать деньги на студию. Хотя чего уж греха таить: я жил в Комсомольском районе, это одно из самых жестких мест в плане…

Гопников?

Ну да. При этом в студенческие годы позволял себе носить длинные волосы. Стандартная история. Вообще либо мне везло, либо я умел правильно реагировать в нужный момент. Но из-за неформальной внешности так ни разу и не огребал. А вот с друзьями по группе разное бывало: и бутылкой пива в затылок догоняли… С гопниками срабатывает такой трюк: если ты на наезд отвечаешь резким наездом, интерес к тебе пропадает быстро. Надо перебычить гопников!

В российском инди-роке как раз недостает харизматичных фронтменов с выраженным мужским началом. Как бороться с этим?

(Усмехается.) Узкие джинсы надо запретить.

Что для тебя ВАЗ?

Фу! Это удар ниже пояса! Это боль нашего народа, и рос я совсем рядом с этим средоточием зла. Черт его знает, наверное, это как-то повлияло на тексты моих песен.

Откуда у тебя такое хорошее английское произношение?

Для начала: я учитель английского и французского по образованию. Ну и в Штаты ездил в свое время – по программе студенческого обмена, в христианском лагере косил траву на большом зеленом тракторе все лето. И там был всего один русский парень, которого я видел лишь однажды.

А Христа ты там узрел?

Нет, Христа так и не увидел.

Чем вы занимаетесь, когда не музицируете и не ездите на тракторе?

Саша – басист, работает в фирме, которая занимается водоочистными сооружениями или чем-то подобным, Женя – клавишник, время от времени подрабатывает чем-то связанным с сетями. Гриша – барабанщик, играет еще в одной группе… В общем, не слишком захватывающий перечень. Я сам и репетитор, и переводами занимаюсь, диджей-сеты, само собой. В основном я с братом, конечно, по музыкальной части. Делаем на продажу самую разную музыку, это забавный опыт. Ведь зачастую нужно сделать откровенное говно. То есть делаешь максимально хреново – и люди это покупают! Какой-нибудь тупой электрохаус или типа того…

У вас на концертах масса девушек. Что вы с ними делаете?

Я вас разочарую, я человек семейный.

А какие безумства поклонницы ради вас творили?

Вообще-то по статистике нас больше мальчики слушают, хотя после тура с Hurts, конечно, интерес девочек сильно возрос. А вот, кстати, и безумство, только не поклонниц, а поклонников: на афтепати в Екатеринбурге Ричард, бэк-вокалист Hurts, плечистый здоровяк, пел для меня с балкона некие арии. Парни выпивали по-русски – за три концерта им в первый раз им разрешили покутить и вообще сходить на вечеринку.