Борис Березовский и «Рождественская ёлка» на «Площади искусств»

В Санкт-Петербурге настоящая зимняя сказка. Ощущение приближающегося праздника во всем – удивительной красоты город преобразился, стал хрустальным под пушистым снегом. Повсюду рождественские огоньки добавляют очарования, новогоднее настроение висит в воздухе. Кажется, будто попадаешь в волшебный мир, где происходят чудеса, и одно из них музыкальное – декабрьский фестиваль «Площадь искусств».

16 декабря в Санкт-Петербургской Филармонии прошел очередной концерт фестиваля. В нем должна была выступить французская пианистка, ученица Генриха Нейгауза Бриджит Анжерер, но из-за болезни она не смогла приехать – вместо нее выступил с сольным концертом пианист Борис Березовский.

Один из самых востребованных в современном музыкальном мире исполнителей, Борис Березовский родился в Москве в 1969 году. Учился в Московской консерватории у профессора Элисо Вирсаладзе и частным образом у Александра Саца. После дебюта 19-летнего пианиста в лондонском «Wigmore Hall» в 1988 году газета «Таймс» охарактеризовала его как «исключительно многообещающего артиста, исполнителя ослепительной виртуозности огромной силы». Ярким подтверждением тому стала Золотая медаль на IX Международном конкурсе имени П.И.Чайковского в Москве, завоеванная в 1990 году.

Концерты фестиваля посвящены уходящему году Франции в России, но поскольку Борис Березовский приехал на фестиваль экспромтом, его программа выпадала из общей концепции. По ходу концерта в появлялись изменения, о которых пианист сам сообщал публике: например, в первом отделении Экспромт Фредерика Шопена соль бемоль мажор был заменен на пять первых этюдов из 10-го опуса того же композитора; во втором отделении пианист снова обратился к слушателям и сказал, что конечно очень хочет сыграть заявленный в программе первый «Мефисто-вальс» Листа, но это не его концерт, поэтому, он сыграет «Вальс» Равеля, чтобы поддержать французский колорит фестиваля. Публика не возражала.

Первое отделение состояло из произведений Фредерика Шопена, пианистом были исполнены Полонез-фантазия, Скерцо №3, пять вальсов и пять этюдов. Во втором отделении прозвучали три пьесы «Венеция и Неаполь» из второго «Года странствий» Ференца Листа, «Вальс» Мориса Равеля, «Вариации на тему Паганини» Йоганесса Брамса (вторая тетрадь) и три его «Венгерских танца».

В целом концерт носил непринужденный характер, царила удивительная легкость и естественность в исполнении даже самых трудных произведений. Все пианисты знают, сколько трудов нужно положить, чтобы удачно сыграть, скажем, второй или четвертый этюды Шопена. У Бориса Березовского они пролетают как эфемерная дымка, оставляя после себя только волнения воздуха и потрясение публики от темпа, в котором были исполнены.

Дух у слушателей захватывало не только от темпов – великолепное, многообразное звучание рояля потрясало своими красками. К этому нужно прибавить прекрасное владение временем, агогикой, ритмикой – всем комплексом необходимых средств для воплощения музыкантом-исполнителем того, что он слышит в музыке.

В ходе концерта можно было видеть, как преображался и сам пианист. Градус экспрессии повышался, по непринужденности выражения собственных эмоций он порой напоминал клубных джазовых пианистов, с их манерой отбивать себе такт левой ногой. Это не вредило восприятию – наоборот, такой эмоциональный накал еще больше подогревал внимание и зачарованность аудитории. На бис Березовский сыграл вальс Владимира Ребикова «Рождественская елка». Зал аплодировал стоя.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *