Бен Бридвелл: «Не надо все усложнять»

22/12/2011 0 Автор admin

Группа Band Of Horses готовится к запланированному на следующий месяц выходу четвертого по счету студийного альбома «Mirage Rock». Пластинку спродюсировал великий Глен Джонс, работавший в том числе с The Who и Rolling Stones. RS побеседовал о трудностях записи альбома с лидером группы Беном Бридвеллом.
Как поживаете?

Все отлично, чуваки! Сижу в Южной Каролине, где жарко, как в заднице. Я изо всех сил стараюсь не вспотеть, но что бы ни говорили, тут лучше, чем в Нью-Йорке. Спокойнее и прохладнее.
Ваша новая пластинка звучит совершенно иначе, нежели прежние записи. Чем обусловлена эта разница?

Я рад, что вы заметили разницу. Мы старались, чтобы новый диск звучал маскимально живо, по сравнению с предыдущими работами. Я очень нервничал на этот счет, и Глен приучил меня к мысли, что группа должна меняться от пластинки к пластинке. Возможно, я переживал на этот счет излишне сильно, но я очень горжусь нашей новой пластинкой.
Якобы, Глен Джонс читал тексты ваших песен и говорил, что стоит превращать в песню, а что нет. Это правда?

Да, это так, причем иногда его заносило в такие дебри… Глен упертый чувак, но слушать его советы, сдобренные очаровательным матком, очень прикольно. Я уже читал интервью Джонса по поводу нашего альбома, где он сказал, что ему диск очень нравится.
Насколько сложно работать с таким легендарным человеком?

Поначалу его значимость очень сильно давит на мозг. Когда я узнал, что буду работать с Гленом, я уехал в глухомань штата Теннесси, в горную хижину, и сидел там неделю, слушая пластинки, которые он записывал. Среди них были величайшие хиты, и я даже думать не мог о своих песнях. Джонс помог мне с сочинением, объяснил многое из того, о чем я догадывался, но не мог сформулировать. Я не умею писать такие песни, как у «Роллингов» или Пита Тауншенда, я могу делать лишь то, что умею.
И что вы слушали в горах?

В первую очередь я крутил «Who’s Next» — обожаю этот диск! К тому же я вырос на песнях Rolling Stones — отец был их огромным поклонником. Мне нравятся их концептуальные диски, даже те, которые записывал не Глен. Само собой, я слушал «Goats Head Soup» и «Sticky Fingers». Мы с Гленом начали обмениваться письмами, затем я переслал ему кое-какие демо-записи. Затем мы принялись «обрезать с них лишний жир». К моменту, когда мы пришли в студию, в голове было полно идей и способов их реализации. Когда я впервые сел перед Гленом с гитарой и взял до-мажор, он раскритиковал меня за звучание. Оказывается, до общения с Джонсом я не знал, как звучит правильный до-мажорный аккорд.
Что было самым важным из того, чему вы научились у Глена?

Главное — не нужно бояться сложной работы. У меня за предыдущие годы выработался этот страх, и расстаться с ним стоило определенных трудов. С другой стороны, Глен всегда умел делать сложные вещи просто. Его главный девиз в студии был таким: «Не надо все усложнять. Не надо заигрывать песни в усмерть. Музыка должна оставаться живой».
Вы живете на ферме, так?

Нет, у меня есть дом в небольшой деревеньке. Концепция загородной оседлой жизни не совсем вписывается в мой образ жизни, ибо я люблю путешествовать. С другой стороны, моя жена и двое детей постоянно находятся на природе.
Какую песню с нового альбома было сложнее всего записывать?

Мы очень много возились с композицией «Slow Cruel Hands». Когда с тобой работает мэтр, нельзя торопиться. Глену не нравилась демо-запись этой композиции, но мы с парнями уговорили его записать ее. Стараниями Джонса «Slow Cruel Hands» превратилась в одну из лучших песен пластинки.